Пятница, 19.04.2024, 08:57
М и р    В а м !
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Поиск


 Псковская миссия. А/Р. Материалы и статьи в газетах и журналах. С КЕМ БЫЛА «ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ»

«Новости Пскова» 19 июня 2000 г. Изд.Дом «Стерх», издание «Стерх»
№ 22-б (261) 02.06.2000
 
РЕАБИЛИТАЦИЯ
 
С КЕМ БЫЛА «ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ»
 
В годы Великой Отечественной войны на оккупированной немецкими войсками территории Северо-Запада России дей­ствовала религиозная организация «Православная Миссия».
Создана она была по инициативе и благословению экзарха Сергия, а располагалась в Пскове. Основной ее целью было восстановление православных церквей, подбор и назначе­ние церковнослужителей, руководство их деятельностью.
Поскольку эта организация была легальной, то, конечно, она функционировала с разрешения оккупационных властей, которые в определенной степени пытались ее, как и другие духовные организации, использовать в своих интересах по порабощению нашего народа.
Вопрос же о роли церкви в период Отечественной войны представляет из себя очень сложную и разноречивую тему исторического экскурса. Он еще недостаточно исследован, окутан многими домыслами и версиями. Однако никто не может отрицать тот значительный вклад, который церковь внесла в укрепление духа народа, в общее дело Победы над фашистским врагом.
После смены коммунистического режима и рассекречивания архивов о политических репрессиях, появилась возмож­ность к публикации, широкому обозрению некоторых документов, проливающих свет на исторически достоверные факты.
В связи с этим вашему вниманию предлагается определение военного трибунала Ленинградского военного округа по архивному уголовному делу в отношении руководителей «Пра­вославной Миссии» и сообщение о дальнейшей судьбе шести осужденных: Возможно эта публикация подтолкнет исследо­вателей-историков, да и само духовенство, к более глубо­кому изучению и широкому освещению истории русской Пра­вославной церкви в период военного лихолетья.

Военный трибунал Ленинградского военного округа в составе:
Председательствующего - полковника юстиции Ананьева и чле­нов: полковника юстиции Безносикова, подполковника юстиции Богомягкова, рассмотрел в заседании от 8 августа 1956 г. над­зорный протест военного прокурора Ленинградского военного ок­руга на приговор военного трибунала войск НКВД Ленинградского округа от 12-15 января 1945 года по делу:
1) Зайц Кирилла Ивановича, 1869 года рождения, уроженца Яунамая, Веренской волости, Рижского уезда, Латвийской ССР);
 2) Жунда Николая Иосифовича, 1913 года рождения, уроженца усадьбы Калнишки, Каиловской волости, Илукского уезда, Лат­вийской ССР;
 3) Перминова Андрея Яковлевича, 1918 года рождения, уроженца города Двинска, Латвийской ССР;
4) Шенрок Николая Степановича, 1889 года рождения, уроженца города Ленинграда;
5) Радецкого Георгия Ивановича, 1922 года рождения, уроженца города Риги;
6) Амозова Ивана Васильевича, 1886 года рождения, уроженца села Ульино, Подпорожского района, Ленинградской области;
7) Воронова Ливерия Аркадьевича, 1914 года рождения, урожен­ца города Ораниенбаума, Ленинградской области,
осужденных на основании от. 58-1 «а» и 58-11 УК РСФСР к лишению свободы в ИТЛ сроком: Зайц, Жунда и Амозов - на двад­цать (20) дет каждый, с поражением в правах на пять лет и конфискацией их имущества; Перминов, Шенрок, Радецкий и Воро­нов - на Пятнадцать (15) лет, с поражением в правах на пять лет каждого и с конфискацией их имущества.
Приговор обжалованию не подлежал.
Заслушав доклад тов. Безносикова и заключение пом. военного прокурора Лен.ВО подполковника юстиции Юленкова об удовлетворении протеста, военный трибунал округа,
УСТАНОВИЛ:
Зайц, Жунда, Перминов, Шен­рок, Радецкий, Амозов и Во­ронов по приговору суда при­знаны виновными в том, что они, будучи враждебно настро­ены к советскому строю, доб­ровольно остались на оккупи­рованной немецко-фашистскими войсками территории и, рабо­тая на руководящих должнос­тях в «Православной миссии», изменили Родине и под при­крытием церкви и церковной де­ятельности занимались сбором сведений в пользу немецкой разведки, выявляли через под­чиненных служителей культа советских патриотов, враждеб­но настроенных против немцев, проводили профашистскую про­паганду, призывали население к вооруженной борьбе против Советской власти, содействовали оккупантам в проведении ими экономических и полити­ческих мероприятий и в их борьбе против Советского Со­юза.
Кроме того, все семеро осуж­денных были завербованы в ка­честве агентов немецкой раз­ведки и активно сотрудничали с последней путем указанной выше деятельности, а также путем сбора и передачи орга­нам немецкой разведки различ­ных сведений и вербовки но­вых агентов.
Военный прокурор Лен.ВО в своем протесте просит приго­вор в отношении всех осужденных отменить и дело, за отсутствием в их действиях со­става преступления, прекра­тить по следующим основани­ям:
Предъявленные осужденным об­винения основаны на призна­тельных показаниях Зайц, Жун­да, Амозова, Шенрок, Перминова, Радецкого на предвари­тельном, следствии и на суде, а также на показаниях обвиняемых по другим делам: Заблоцкого, Налимова, Чудович, Юдина, Иванова и др.
Из всех осужденных не при­знал себя, как на предвари­тельном, так и на судебном следствии только Воронов Л.А.
Проведенной по жалобам осуж­денных Амозова, Шенрок и Во­ронова дополнительной провер­кой дела установлено, что Зайц, Жунда, Воронов, Шенрок, Амозов, Перминов и Радецкий осуждены по ст.58-1 «а» и 58-II УК РСФСР неосновательно.
Амозов, Шенрок и Воронов в своих жалобах указывают, что они никогда агентами немец­кой разведки не были, анти­советской агитации не прово­дили, а в ходе следствия оговорили себя и других под вли­янием применения к ним неза­конных методов следствия.
Будучи допрошен 7 июня 1956 года Амозов показал, что он агентом немецкой разведки не был и никаких сведений ей не сообщал, ему неизвестно, что кто-либо из священнослужите­лей, в том числе и осужденные по настоящему делу, являлись агентами «СД» и выполняли ка­кую-либо подрывную деятель­ность в пользу оккупантов. Его признательные показания на предварительном следствии и на суде, как в отношении себя, так и в отношении других осужденных и иных лиц являются от начала и до конца неправиль­ными, вымышленными им по ука­занию лиц, проводивших след­ствие по делу, вследствие гру­бейших нарушений социалисти­ческой законности.
На очной ставке с бывшим сле­дователем УНКВД Ленинградс­кой области Имбратом, Амозов показал, что Имбрат на про­тяжении всего следствия до­пускал по отношению его не­дозволенные методы следствия, кричал, обзывал фашистом, ругал нецензурной бранью, бил руками по лицу, выдерживал на стойке, содержал в карцере, угрожал расстрелом, требуя признания, что он - Амозов - немецкий агент. Вследствие этих грубых методов следствия, он - Амозов - оговорил себя и других осужденных по настоя­щему делу.
Передопрошенный в процессе проверки дела Шенрок, отри­цая свою принадлежность к не­мецким разведорганам и сотруд­ничество с ними, показал, что его показания на предваритель­ном следствии являются невер­ными, они писались следова­телем, а подписывались им - Шенроком вследствие угроз, физического и психического воздействия следователя.
Осужденный Воронов, не при­знававший предъявленное ему обвинение, на допросе 25 июня 1956 года также не признал антисоветскую деятельность и принадлежность к немецким раз­ведорганам и показал, что он не признал себя виновным не­смотря на жесткий нажим сле­дователя капитана Кулакова, а также и на суде.
Передопрошенный в процессе проверки дела свидетели Юдин и Иванов показали, что о при­надлежности Зайц, Жунда, Воронова, Амозова, Шенрок, Перминова и Радецкого к немец­кой разведке, как ее аген­тов, им неизвестно. Юдин, вместе с тем, не подтвердил свои показания, данные им на предварительном следствии в 1944 году, в которых он уличал Воронова в сотрудничестве с немцами.
Свидетели Смирнов, Цыганко­ва, Вернов, Осипов, Жучков, Константинов и Иванова, зна­ющие Амозова, Шенрок и Воро­нова показали, что присутствуя на богослужениях и пропове­дях они никогда не слышали от Амозова, Шенрок и Воронова ан­тисоветских заявлений и не за­мечали их сотрудничества с не­мецкими властями. Свидетель Вернов также показал, что Амо­зов пользовался уважением рус­ских прихожан за то, что он хорошо относился к русским людям, организовал в деревне больницу и лечил больных, а также доставал и раздавал на­селению мясо.
Свидетель Константинов по­казал, что случаев доноса на него немцам со стороны священника никогда не было, чем опровергается указанное в при­говоре обвинение Амозова в предательстве Константинова.
Передопросить в ходе провер­ки дела осужденных Зайц, Жунда и Перминова не представилось возможным ввиду их смерти.
По сообщениям центральных архивных учреждений, данных о связях Зайц, Жунда, Шен­рок, Воронова, Амозова, Пер­минова и Радецкого с немец­кой разведкой не имеется.
При проверке дела установ­лено, что бывшие оперативные работники УНКВД Ленинградской области Имбрат, Соколов и Подчасов, принимавшие не­посредственное участие в рас­следовании настоящего дела, систематически допускали на­рушения социалистической за­конности и фальсификацию дел, за что привлекались к ответственности.
Проверкой также установле­но, что Зайц и Жунда проявля­ли недовольство Советским строем в связи с тем, что, якобы, в СССР притесняли свя­щенников и не было полной свободы богослужения. Но эти и другие заявления Зайц и Жунда, хотя и неправильные, не содержат в себе состава преступления, предусмотренного ст. 58-10 ч. 11 УК РСФСР.

Рассмотрев материалы дела и соглашаясь с изложенными в протесте доводами, военный трибунал округа, руководствуясь Указом Президиума Верховного совета СССР от 14 августа 1954 года - ОПРЕДЕЛИЛ:

Приговор военного трибунала войск НКВД Ленинградского ок­руга от 12-15 января 1945 года по делу:
Зайц Кирилла Ивановича,  Жунда Николая Иосифовича,  
 Перминова Андрея Яковлевича,  Шенрок Николая Степановича,
 Радецкого Георгия Ивановича,  Амозова Ивана Васильевича,
 Воронова Ливерия Аркадьевича
– отменить, дело в отношении их, на основании п.5 ст.4 УПК РСФСР, производством прекратить и из-под стражи их немед­ленно освободить.
 
Подлинное за надлежащими подписями.
С подлинным верно: Член коллегии Вт Лен. ВО
полковник юстиции - Безносиков


Зам. военного прокурора Ленинградского военного округа
 полковнику юстиции тов. Милюхину гор. Ленинград
Возвращая Ваш запрос № 3134 от 22 мая 1956 г., сообщаем, что:
 1. ЗАЙЦ Кирилл Иванович, умер 22 октября 1948 года в Карлаге МВД - с. Долинское, Карагандинской обл., п/я № Р-246;
 2. ЖУНДА Николай Иосифович, умер 26 июня 1953 г. в УИТЛК, Красноярского края - гор. Красноярск, п/я № УП-288;
 3. ПЕРМИНОВ Андрей Яковлевич, умер 2.VII.1949 г., в Дубравлаге МВД, п/Явас, Мордовской АССР, п/ящик № ЖХ-385;
 4. ШЕНРОК Николай Степанович, освобожден 10 ноября 1955 года по Указу от 17 сентября 1955 года из Карлага МВД, п/ящик № Р-246, куда он убыл после освобождения, сведений в I спецотделе МВД СССР не имеется.
 5. РАДЕЦКИЙ Георгий Иванович, на 14.VII.1953 г., содержался в УИТЛК УМВД Омской области - гор. Омск, п/ящик № VX-16. Другими сведениями о местосодержании его не располагаем.
 6. ВОРОНОВ Ливерий Аркадьевич освобожден 23 апреля 1955 года по определению Красноярского крайсуда от 16-го апреля 1955 года с применением Указа от 14.VII.1954 года из Норильлага МВД - гор.Норильск, п/ящик № Ч-224, куда он убыл после освобожде­ния, сведениями не располагаем.
 ЗАМ. НАЧАЛЬНИКА I СПЕЦОТДЕЛА МВД СССР полковник (Романов) НАЧАЛЬНИК 7 ОТДЕЛЕНИЯ подполковник (Чижов)

Copyright MyCorp © 2024 
При использовании любых материалов сайта «Мир Вам!» или при воспроизведении их в интернете обязательно размещение интерактивной ссылки на сайт:
 
Сегодня сайт
Форма входа

Архив записей