Среда, 23.05.2018, 23:33
М и р    В а м !
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Категории раздела
Журнал "Православный Христианин" [29]
Поиск
 Каталог статей
Главная » Статьи » Издания Псковской миссии » Журнал "Православный Христианин"

№ 1/2 (6/7). Январь-февраль 1943 г. 2-й год изд.
 
СЛАВА БОЖИЕЙ МАТЕРИ В ЕЕ СВ. ИКОНАХ
«Се бо отныне ублажат мя вси роди...»
(Лук. 1, 48).
 
По преданию, первые иконы Пречистой Богоматери написаны были св. евангелистами Лукою и Иоанном. Эти первые труды святых иконописцев вдохновили последующие поколения христиан-иконописцев. Нет числа ико­нам Пречистой. Весь мир христианский приносил в дар Пречистой таланты свои. И в католичестве, и в протестантстве были художники, свое умение посвящавшие трудам изо­бражения Владычицы. Но особенно вдохновенно и молитвенно почтена иконописанием Дева-Мать в православной церкви. Весь пра­вославный Восток воспитан на иконе Пречи­стой, вся жизнь освящена ее изображением. И среди всего множества святых Ее икон блистают чудотворениями до 600 известных икон Богородицы.
 
Большинство из них известны нам по их географическим названиям — Корсунская, Влахернская, Владимирская, Казанская, Козельщанская... Но многие из них, кроме того, носят наименования, данные им право­славным творчеством. Эти названия свиде­тельствуют о том, насколько вся жизнь православного человека освящалась почитанием Богоматери.
 
Вся частная жизнь проходила под покро­вом Владычицы мира, от рождения до смер­ти была Она «Одигитрией» — путеводитель-ницей. Тяжкие муки родов и чревоношения — начала жизни человека — дали вдохнове­ние неизвестному иконописцу написать ико­ну Албазинской «Чревоношения» («Слово плоть бысть») Богоматери. Другая икона наименована «Помощь в родах». Так отме­чен первый момент жизни человека в про­славлении святых икон Владычицы. Икона «Млекопитательницы» отмечает период ран­него детства. Далее есть иконы Богоматери, именуемые «Воспитание», «Ключь разумения», «Подательница ума», освящающие период воспитания и обучения детей. «Милующая», «Недреманное око», «Умиление», — это об­раз материнства, пекущегося о детях своих.
 
Затем, Богоматерь изображается преимущественно защитницей и заступницей в скорбях и печалях, восстановительницей грешных и заблудших. «Взыскание погибших», «Всех скорбящих радость», «Утоли моя печали», «В скорбех и печалех утешение», «Избавительни­ца от бед страждущих», «Сподручница греш­ных», «Умягчение злых сердец» — вот наиме­нования икон Богородицы, наиболее извест­ные нам.
 
И в жизни материального устроения вдохновение написало образа Богородицы «Хлебенной», «Запещной», «Домостроительницы», «Вратарницы».
 
Опасности тяжкой жизни отразились в написании икон «Неопалимой купины» — спасительницы от пожаров, «Взбранной воево­де» — войсководительницы, «Полонской» — от плена избавляющей, «Спасительницы утопающих».
 
Почти в каждом храме необъятной Православной Руси имелась своя, особо чтимая на­родом, икона Богородицы, и это вполне понятно, ибо образ «Радости нашей» приближает нас к Ее недостижимой чистоте и высоте, связывая нашу земную жизнь с Ее светлой жизнью на земле и вразумляя нас на молитву к Ней, близкой Заступнице, разумеющей все наши душевные стремления, сострадающей нам в наших тяготах жизни.
 
Но величайшей религиозно-национальной святыней всего русского народа является святыня Москвы — Владимирская икона Богоматери (см. точный снимок с этой иконы, по­мещенный на предыдущей странице). По преданию, икону эту написал св. евангелист Лука в Иерусалиме и показал ее Богоматери. Пречистая весьма одобрительно отнеслась к написанной евангелистом иконе и сказала: «Благодать Родшегося от Меня и Моя с сей иконой да будет!»
 
Владимирская икона из Иерусалима перешла в Царьград, а оттуда в XII веке была пе­ренесена в Россию. С этого момента почти все знаменательнейшие события истории России тесно связаны с иконой Владимирской Богоматери. Благоверный вел. князь Андрей Боголюбский перевез икону в свою столицу, Владимир на Клязьме, и в два года воздвиг для нее великолепный собор.
 
Икона сопутствовала Андрею Боголюбскому в походе против Камских болгар. Перед решительной битвой князь, молясь перед иконой, воскликнул: «Всяк уповая на Тя, Влады­чице, не погибнет...» Болгары были разби­ты, и, когда на поле битвы перед иконою ста­ли петь молебствие, от нее заблистал свет, озаривший всю местность.
 
Икона чудесно уцелела в великом пожаре 1185 года, когда сгорел Владимирский Собор и при разорении Владимира Батыем, 7 февраля 1238 г.
 
Летом 1395 г. в русские пределы вторгся страшный завоеватель «бич народов», Тамерлан. Взяв город Елец с его князем и избив много народа, Тамерлан двигался на Москву. Великий князь Василий Димитриевич спешно собрал войско и, ожидая у Коломны грозно­го гостя, решил поставить между собою и вра­гом, как «необоримую стену», благодать Богоматери: велено было перенести из Владимира в Москву прославленную Владимирскую икону, за каковой из Москвы было послано почетное посольство из духовенства. Поза­быв о надвигающейся опасности, вся Москва вышла на Кучково поле для встречи святы­ни. Вся надежда была на заступничество Бо­городицы. И чудо совершилось. С прибытием в Москву святыни, Тамерлан бежал, го­нимый, как говорит летописец, силою Пресвя­той Девы. На месте встречи иконы в Москве основан Сретенский монастырь.
 
Благодати Владимирской иконы приписывается еще избавление Москвы в 1408 году от ордынского вождя Едигея, в 1451 году от нагайского царевича Мазовши, в 1459 году от Седи-Ахмета, в 1521 году от полчищ крымских, ногайских и казанских татар. Ее же благодати приписывается радостное событие окончательного свержения татарского ига.
 
Славный Бородинский бой, надломивший силы непобедимого дотоле Наполеона, прои­зошел в тот самый день, 26-го августа, в ко­торый за четыре слишком века назад, гони­мый благодатью Богоматери, побежал из России Тамерлан.
 
При таких великих знамениях и благодея­ниях, излитых Богоматерью на Русскую Зем­лю через Владимирскую икону, понятно то благоговение, которым она была окружена со стороны всего русского народа. Пред нею молились, выступая в походы, московские великие князья и русские цари. При избрании всероссийских митрополитов, а впоследствии патриархов, жребии избираемых клались на пелену в киоте Владимирской иконы, с ве­рою, что Богоматерь сама укажет угодного Ей человека. Пред Нею знатнейшие люди Московского государства приносили присягу на верность служения Отечеству.
 
Постоянным местопребыванием Владимир­ской иконы был Московский Успенский со­бор. В период массового ограбления и закрытия большевиками храмов, Владимирская икона Богородицы была ими изъята из Ус­пенского собора и помещена в иконографический отдел Третьяковской галлереи.
 
Угасла лампада, умолкли хвалебные гимны в честь Богородицы пред Ее чудотворной иконой. Их заменили тихие молитвенные вздохи и украдкой оброненные слезы тех многих верных сынов Церкви и Отечества, которые, под видом посетителей музея, при­ходят сюда, чтобы подкрепить веру и обно­вить надежду на скорую помощь Владычицы в избавлении Москвы и всей России от вто­рого татарского ига — большевизма.
 
 
 
СВ. ИОАНН ЗЛАТОУСТ (†407 г.).
О НЕОБХОДИМОСТИ И СИЛЕ ПОКАЯНИЯ 
 
Спаситель, исцеляя расслабленного, сказал: «Чадо! прощаются тебе грехи твои» (Мф. 9, 2). Отпущение грехов есть источник здравия и спасения, награда покаянию; а покаяние есть врачевство, уничтожающее грех. Оно — дар небесный, чудесная сила, по благодати Божией побеждающая могущество и строгость зако­нов. Оно не отвергает блудника, не гонит от себя любодея, не отвращается пьяницы, не гнушается идолопоклонников, не пренебре­гает злоречивого, не преследует ни хульника, ни гордеца: оно всех пересозидает, ибо оно есть горнило для очищения грехов. Рана и лекарство — грех и покаяние: рана — грех, лекарство — покаяние. В ране гнилость, в лекарстве очищение гнилости; в грехе смрад, в грехе бесчестие, в грехе посмеяние: в по­каянии надежда, в покаянии свобода, в пока­янии очищение греха. Не говори мне: мно­го согрешил я, и как могу спастися? Ты не можешь, но Господь твой может, — и так может, что истребит все согрешения твои. Слушай со вниманием слово мое: Господь твой так истребляет грехи, что не оставляет ни пятна от них, ни следа, но с возвращением здравия дарует тебе благообразие, с осво­бождением от казни, сообщает праведность, и согрешившего делает равным не согрешив­шему. Ибо Он уничтожает грех и произво­дит то, что греха нет, и как не было, — так всецело уничтожает Он его. Не остается ни пятна, ни следа, ни вида, ни признака грехов (если ты искренно каешься).
 
Итак обратимся от пути, по которому блуждали мы. Ибо придет час, когда кон­чится позорище света сего, и не будет уже времени для подвигов, а как скоро жизнь на­ша пройдет, тогда нельзя производить куплю; как скоро зрелище распущено — нельзя увен­чаться. Настоящее время есть время покая­ния, будущее — время суда; сие — время подвигов, то — время венцов; сие — время труда, оное — время успокоения; теперь изнурительная деятельность, тогда — возна­граждение. Встаньте, умоляю вас; встаньте и охотно послушайте моих советов. Жили мы по плоти, станем-же, наконец, жить и по духу; жили в удовольствиях; жили в нерадении, поживем теперь и в покаянии. Что гордишься, земля и пепел? Что надмеваешься ты, о человек? Что высоко поднимаешь чело свое? Что надеешься на славу света, на богатство твое? Пойдем мы с тобою на могилы, прошу тебя, и посмотрим, что там за таинства, — посмотрим: природа наша рассыпалась, кости обнажены, тела согнили. Если ты мудрец, вникни; если разумный человек, скажи мне ради Бога: кто там царь и кто простолюдин? кто благородный и кто раб? кто мудрец и кто невежда? Где там красота юности, где приятный взор, где миловидные очи, где изящный нос, где огнистые губы, где красивые ланиты, где светлое чело? Не все-ли пепел? Не все-ли прах? Не дым-ли один остался? Не все ли червь и злово­ние? Не все-ли смрад? — Помыслим о сем, братия, представим себе последний день, и пока есть время, обратимся от пути, на коем доселе блуждали. Мы искуплены драгоцен­ною кровию (1 Петр 1, 18, 19). Для тебя, о человек, Бог явился на земле и не имел где главу подклонить (Лук. 9, 5-8). Ах чудо! Судия ведется на суд за осужденных. Жизнь приобщается смерти. Творец заушается от твари; Тот, Кого не могут Серафимы зреть, от раба терпит поругание, желчи и отца вкушает, прободается копией, во гробе полагается; а ты, человек, нерадишь, ты дремлешь и пренебрегаешь? — Не знаешь-ли, что хотя-бы ты пролил всю кровь свою, ты не исполнил-бы должного? Ибо инакова кровь Господа, инакова кровь раба. Предупреди исход души твоей покаянием и обращением, дабы все врачевство покаяния не осталось бесполезным для тебя, когда наступит смерть; ибо покаяние имеет силу на земле и только; в аде оно бессильно. Покаяние отверзает че­ловеку небо, вводит в рай, побеждает дьяво­ла. Грешен ты? Не отчаявайся. Каждый день согрешаешь, каждый день приноси по­каяние. С обветшалыми домами мы посту­паем так, что когда в них есть гниль, мы гнилые части вынимаем, и застраиваем новыми, и никогда не перестанем пещись о поддержа­нии оных. Тоже должно делать и в рассуж­дении себя самих: ты сегодня обветшал от греха? Обнови себя покаянием. «Можно-ли, скажешь, покаявшемуся спастися»? Совер­шенно можно. «Я всю жизнь провел во гре­хе: если покаюсь, буду-ли спасен?» — Ко нечно. «Откуда это видно»? От человеколюбия Господа твоего. Разве я на твое по­каяние надеюсь? Разве твое покаяние сильно уничтожить тяжкие пороки? Если-бы одно твое покаяние было, ты по справедливости должен трепетать: но с покаянием соединя­ется милосердие Божие; и милосердию Божию нет меры, и словом не можно истолко­вать благость Его. Имеет меру злоба твоя; но врачевство против нее не имеет меры: зло­ба твоя, какова бы она ни была, есть злоба человеческая; а Божие милосердие неизре­ченно. Надейся же, что оно превысит зло­бу твою. Представь себе искру, падшую в море: может-ли она остаться цела, или от­туда снова появиться? Что искра в отноше­нии к морю, тоже и порок в отношении к человеколюбию Божию; — да еще и не тоже, а гораздо менее. Море хотя и велико, но име­ет пределы, а человеколюбие Божие беспредельно. Это говорю я не для того, чтобы сделать вас нерадивыми, но чтобы возбудить в вас живейшее усердие к покаянию.
 
Аминь.
РОЛЬ ЖЕНЩИНЫ В БОРЬБЕ ЗА ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВУ
 
Господь о Своей Церкви изрек: «Врата ада не одолеют Ее» (Мф. 16, 18).
 
И этими словами Господь ясно указал, что Церкви Христовой придется вести нескончаемую, ожесточенную борьбу с вратами адовы­ми, с Ее видимыми и невидимыми врагами. Поэтому каждый христианин — есть воин, каждый должен бодрствовать, чтобы во вре­мя отразить нападение врага. При этом более сильные должны взять под свою защиту более слабых, смелые должны ободрять и воодушевлять малодушных.
 
Но, где же эти сильные? Где мужествен­ные, самоотверженные борцы за Святую Цер­ковь? — Они всегда были в церкви. Не оскудела Царковь подобными борцами и в наше время, и мы их видели, мы ими восторгались, мы удивлялись их доблести. Однако, ряды этих борцов редеют. Коварный враг, боль­шевизм, уничтожал их сотнями, тысячами, когда в гордости своей сатанинской возопил: «пошатнем Камень церкви, уничтожим христианство, изгоним Христа из мира.» Попол­нение рядов защитников веры идет медлен­но. Миллионы православных христиан, за четверть века гонений, стали равнодушными к вере. Немало и таких, которые стали уже открыто враждебными к свой Церкви, отверглись христианского имени и звания, стали даже жестокими гонителями.
 
И хочется, чтобы в это ответственное вре­мя все — и старцы, и юноши, и мужчины, и женщины, и молодые девушки — услышали слова пророка: «Укрепите ослабевшие руки и утвердите колена дрожащие. Скажите роб­ким душою: «Будьте тверды, не бойтесь. Вот Бог Ваш, придет отмщение, воздаяние Божие. Он придет и спасет Вас.» (Ис. 35, 3—5).
 
И этой уверенностью, что Господь придет, мы должны вновь воодушевиться, должны воспламениться, возгореться душою к новой и новой великой борьбе за веру. И наша брань — «не против плоти и крови, но ... про­тив духов злобы поднебесных.» (Еф. 1, 12).
 
И здесь моя мысль невольно останавлива­ется на могущественной силе для этой борь­бы, силе, заключенной в немощных сосудах. Что это за сила? Это — ЖЕНЩИНА ХРИ­СТИАНКА.
 
Да, именно, женщина-христианка.
 
Если древний отец Церкви сказал, что во­обще душа человека по природе своей есть христианка, то, несомненно, о женской душе мы должны сказать, что она есть по преимуществу христианка.
 
Из современников Иисуса Христа все со­словия мужчин, дали врагов и Христу, и Его делу, а среди женщин мы не видим ни одной, враждебно к Нему настроенной. Мы видим лишь преданных Ему учениц, то сидящих у ног Его и слушающих Его Божественное уче­ние, то служащих Ему от своих имений, то восторженно прославляющих Его, то спеша­щих с благовонным миром ко Гробу Его — самоотверженных в преданности своей, сме­лых в своей любви и ревностных в вере.
 
Вспомним целые сонмы мучениц, исповед­ниц всех возрастов, всех сословий и зва­ний, своею кровию, страданиями, мучениями, засвидетельствовавших свою веру во Христа, своим мужеством посрамивших, победивших могущество, блеск и славу языческих императоров.
 
И величайшие светильники веры, Вселен­ские учители — блаженный Августин, Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Богослов,— обязаны и святостию своей жизни, и неувядаемою славою в Церкви своим матерям. Их матери сумели их воспитать и приготовить для великих подвигов. Здесь, именно, женщина проявила себя во всей своей красе, во всей неотразимой силе своего влияния. А ведь эти примеры не единственны. Христианские матери, жены, сестры, невесты, заставили языческого философа в удивлении воскликнуть: «какие женщины у христиан!».
 
Апостол говорит, что жены в Церкви не учат, но вот, дома, в семье, в «церкви домаш­ней» они учат уже по преимуществу.
 
Уютно, хорошо в комнате, когда пред Божественным Ликом Спасителя, Божией Мате­ри, или угодников, теплится лампада, осве­щая все своим ровным светом, возводя и мысли, и чувства к миру потустороннему. Такою же тихою лампадою огня живого, огня согревающего и освещающего весь семейный быт — является в семье женщина-христиан­ка: мать, жена, сестра, дочь. Их свет на­столько прочен, настолько глубоко проникает во всю семейную обстановку, что этого света хватает для членов семьи до самых пределов их земной жизни.
 
Зная все это, невольно приходим к мысли: женщина и сейчас в переживаемое тяжелое время не может оставаться равнодушной, не должна оставаться бездейственной. Ряды передовых борцов за Веру редеют, призванные к защите Церкви изнемогают — выходите же на помощь все, кому дороги и Вера и Цер­ковь, выходите на защиту святынь и ВЕРУЮ­ЩИЕ ЖЕНЩИНЫ. Вам особенно дорога вера.
 
Разве вы не видите упадка семьи, где вы являетесь душою?
 
Разве вы не видите, какая гибель готовит­ся молодому поколению? Разве вы не ви­дите, как гибнут ваши родные, близкие, бра­тья, сыновья, сестры и дочери? Разве вы не видите, как на ваших глазах разлагается вся жизнь? Думаю, что не можете вы быть рав­нодушными и к участии тех, кто призван проповедывать Христа и отстаивать Его Цер­ковь. Не думайте о себе низко, не считайте себя немощными для великого дела. Не забывайте, что Св. Апостол и к вам относит свои ободряющие слова: «сила Божия в немощи совершается».
 
Но вы спросите, что же нам делать сейчас, сию минуту, чтобы стать борцами за Веру Православную? На первых порах возьмите себе за правило не стыдиться быть верую­щею. Это особенно относится к молодым де­вушкам, а еще более к молодым учительни­цам. Смело изображайте на себе крестное знамение, смело посещайте богослужения, принимайте горячее участие в восстановлении разрушенных храмов, поруганных святынь, принимайте живое участие в религиозных торжествах, в крестных ходах, восстанавли­вайте древние русские обычаи, забытые за время тяжелого лихолетия, а молодежи и незнакомые, прикладывайтесь к иконам, а во время крестных ходов подходите под Святые Иконы и т.д. Прислушивайтесь к голосу своего сердца и совести и для вас будет яс­но, что делать и как поступать. И какая ра­дость охватит вас, когда вы увидите, как благотворно ваше влияние и на ваших сыно­вей, и братьев, и женихов.
 
Отчасти мы и теперь уже можем утешить­ся: немало мы уже видим женщин и деву­шек, истинных христианок, пламенеющих свя­тым огнем ревности по вере Христовой. Ра­стет, растет их число. И как бы хотелось, чтобы возможно скорее пламя веры этих рев­нительниц зажгло бы тлеющую искру веры и в сердцах остальных христианок, тех хри­стианок, которые теперь пока разнодушны, холодны к вере, которые носят лишь святое имя «христианка православвная».
 
Нет той вражеской силы, которая не разбилась бы о пламенеющее верою сердце жен­щины-христианки.
 
Послужите же делу Христову, вы, боголюбивые христианки, — матери, дочери, сестры, как служили те, которые видели Христа сво­ими телесными очами, как служили и те, ко­торые созерцали Его лишь духовными оча­ми, полагая за него и жизнь свою.
 
Нет высшего на земле служения, как слу­жение делу Христову, нет высшего звания для женщины, как звание «христианка».
 
Вы, русские женщины, не забывайте, что истинно русскими вы будете только тогда, когда вы будете истинно православными.
 
Протоиерей Кирилл Зайц.
 


Категория: Журнал "Православный Христианин" | Добавил: Феодоровна (08.10.2010)
Просмотров: 573 | Теги: январь-февраль, Православный Христианин, журнал, № 1/2 (6/7), 1942 г.
Copyright MyCorp © 2018
При использовании любых материалов сайта «Мир Вам!» или при воспроизведении их в интернете обязательно размещение интерактивной ссылки на сайт:
 
Сегодня сайт
Форма входа